На первую | Рассказы радиолюбителей | Водная стихия | Радиоэкспедиция на плоту по Клязьме. (UZ3VWA/P)





Категория: Водная стихия
Автор: Алексей Федотов UA3VFS
Название:

Радиоэкспедиция на плоту по Клязьме. (UZ3VWA/P)

В память о нашем товарище Сергее Николаевиче Придатченко UA3VLR

Первый крупный поход мы организовали в 1985 году. Радиоэкспедиция была посвящена “40-летию Победы”. Кто помнит те годы, может представить, насколько это было сложно, правда, с другой стороны, было просто. Нам удалось поставить дело так, что помогали все, и областной комитет ДОСААФ, и простые радиолюбители, и обком комсомола, а также директора заводов, начальник лесхоза и др.

Всего в радиоэкспедиции планировали участвовать 10 человек радиолюбителей. Комитет ДОСААФ выделил две грузовых автомашины, для изготовления плота мы сами купили 10 алюминиевых 200-литровых "Финских" бочек на заводе в г. Владимире, сейчас трудно поверить, но – по цене 5 руб. за штуку. Для палубы ДОСААФ пообещал нам деревянные щиты, применяемые в качестве забора при строительстве домов. Но в последний момент что-то изменилось, и нам отказали, вместо щитов нам дали два десятка подносов из-под пачек кирпича. Ну да делать нечего, загрузили весь скарб на машины и тронулись в путь.

Начало путиДо места назначения езды километров сто, это начало течения реки Клязьма по Владимирской области. Приехав на берег реки, выгрузили все из машин, а сами машины направили в соседнее лесничество, там по договоренности с лесником нам разрешили выбрать и срубить нужное нам количество стволов соснового сухостоя для основы плота и несколько берёзин для весел управления. Привезя все это на берег реки, мы слили из бака одного автомобиля в одну из бочек 40 литров бензина для НЗ и приступили к сборке плота. Замечу, никто из нас понятия не имел, как это делается. Но сообразили, с помощью стальной вязальной проволоки привязали по 5 бочек в длину к двум лесинам, получилось два длинных понтона. Положили их на расстоянии 4 метров друг от друга и связали между собой лесинами, получился плот размерами 10х4.5м. Набили досками палубу, получилось, правда, с дырами, не хватило досок. Сделали два 4-х метровых весла – одно впереди, одно сзади. В качестве ограждения, чтобы за борт не упасть, по периметру на высоте 1м прибили палки и натянули парашютную стропу. В центре плота поставили 11-ти метровый ручной телескоп и натянули IV на 10–15–20–40 метров, а вот на 80 м размеров плота не хватило. Рядом с телескопом поставили стол, на него аппаратуру: два UW3DI (1-й и 2-й варианты) и УМ на 4-х Г-811.

С другой стороны стола поставили палатку, в нее свалили одежду. Вся еда находилась в деревянных военных ящиках из-под снарядов, кроме этого на борт загрузили два ведра для приготовления еды и чая, а также кусок 1мм. железа, на котором стояла специально сваренная умельцами подставка под вёдра с трубой под паяльную лампу. Класс! – ведро воды вскипало минут за 10! На другом конце плота стояла АБ-1, бензоагрегат армейский, а поскольку звук от него был очень громкий, мы приделали к выхлопу дополнительную трубу и опустили ее в воду. Хотя наша АБ-шка и издавала звук "Буль-Буль-Буль", всё же это было тише, чем ее треск на открытом пространстве.

Столкнув плот в воду, мы начали свое путешествие. Да, забыл сказать, что у нас даже лодка спасательная была, которая была привязана к плоту и плыла за нами. Использовали мы её, правда, в основном для справления естественных потребностей, так как на плоту это было делать неудобно, и к тому же среди нас была женщина.

В районе КовроваИтак, мы на воде, плывем, думаем, что все в порядке, но все только начиналось. Никто из нас не имел никакого опыта управления плотом, но, оказалось, что управлять на воде им не очень сложно, хотя и потребовалось несколько дней для освоения этой премудрости. Самым тяжёлым, оказалось, пристать к берегу, это была такая проблема , что в первый вечер похода мы не могли пристать часа четыре. Плот очень тяжелый, его тащит течением, оно хотя и небольшое, но сила такова, что не удержать, и малейшая несогласованность приводит к бесполезным усилиям. А представьте, как это происходит. Во-первых, нужно издали найти подходящее пологое место на берегу, это уже непросто, потом нужно, чтобы рулевые подрулили плот строго параллельно берегу своим бортом. При этом на двух концах плота стоят два человека и они должны с первым касанием плота о берег мгновенно выпрыгнуть в воду и перебежать на берег, а два других члены экипажа, стоящих на плоту, тут же должны бросить им капроновый канат. Стоящие на берегу должны с ходу поймать канаты и одновременно притянуть плот к берегу. На все про все – несколько секунд, чуть замешкался или кто-то не поймал канат, или просто не успел, тут же течением плот начинает разворачивать и оттаскивать от берега, и сделать с этим ничего нельзя. Двое на берегу вынуждены бросаться в воду, и вплавь догонять плот, и все повторяется снова начиная с поиска подходящего места, а его может и не быть на ближайшие десятки километров. Так вот, в первый день мы пытались пристать раз двадцать. Пока нам это удалось, представляете, в каком физическом состоянии были все участники, да просто с ног валились. Это потом через неделю пришел опыт, и мы приставали там, где хотели, и с первого раза.

UA3VLTСледующее несчастье заключалось в том, что мы забыли взять мазь от комаров. Целая пол-литровая бутылка была забыта в грузовике и уехала во Владимир. А комаров было – сказать, много, значит, ничего не сказать. Вечером горевшую 40 Вт лампочку в метре было не видно. Хлопнешь ладонью себя по щеке – вся ладонь в крови. Но самое интересное, что через 4 дня мы адаптировались и просто перестали реагировать на комаров. И когда нам все же подвезли ребята мазь, мы ей уже и не пользовались. Приехавший к нам в одном из городов корреспондент газеты, чуть с ума не сошел от комаров, пока брал у нас интервью. Ну, а как мы ухитрялись спать впятером в двухместной палатке – это песня. Спали все на одном боку, и переворачивались на другой по команде, несколько раз за ночь. Были проблемы с аппаратурой, мы не сразу догадались растянуть над столом с аппаратурой полиэтилен. И несколько раз аппаратура попадала под дождь. Не выдержал силовой трансформатор УМ – его пробило. Поскольку усилитель был мой, я занялся ремонтом. Смотал первичную обмотку на фанерку, она оказалась цела. Потом смотал сетевую обмотку, пробитую в нескольких местах. Начал перематывать сетевую обмотку, а места с оголенным проводом изолировал полосками газеты, пропитанными подсолнечным маслом. Времени было навалом и все же удалось мне завершить ремонт только после трёх раз перемотки!!! А трансформатор-то был Ш-образный, каждый раз нужно было набор железа собрать, попробовать, затем разобрать и всё снова! Я потом думал, что второй раз в жизни я бы на такое не пошел. Причём все это делалось во время дождя, он зарядил на два дня. Кстати, этот перемотанный трансформатор проработал у меня еще 4 года дома. И только потом транс в очередной раз пробило.

Ещё одной проблемой оказалось то, что в реке Клязьма вода совершенно непригодна для питья. То есть, вообще пить нельзя, смерть! Запасы воды у нас были ограничены емкостями, а по пути порой по 3–4 дня не было никаких населенных пунктов вообще. Так, что приходилось экономить. Смех, кругом вода, а у нас жажда мучает.

МостНо, это ещё не все. Была ещё одна проблема, о которой мы не подумали. Как я уже говорил, палуба была в дырах и тут-то подстерегали нас неприятности. Во-первых, мы поначалу постоянно проваливались ногами в эти дыры и промокали, но это были цветочки. В первый же ужин на плоту мы по неосторожности утопили несколько ножей, ложек, вилок, тарелок. Поняв, что еще немного и есть будет нечем, мы всё привязали шнурочками к столу. Победа, больше ничего не тонуло. Правда, это касалось только посуды. А кроссовки, рубашки и другие вещи регулярно исчезали в пучине, сталкиваемые ночью, выходившими по нужде ребятами. Кроссовки, например мы, прибивали к палубе гвоздями. Но и это всё были лютики, самое опасным сооружением на борту оказался телескоп. Дело в том, что через реку постоянно тянулись высоковольтные линии электропередач и порой очень низко над водой. Представляете, что бы с нами было, задень мы хоть одну линию. Поэтому всегда дежурил впередсмотрящий, который орал, что впереди линия и мы срочно опускали телескоп, потом отбой и мы поднимали телескоп. Настоящие же беды нас поджидали впереди, и беды эти назывались мосты через реку. Это порой были низкие, почти до воды и с узкими проходами конструкции. Нам пару раз приходилось снимать с плота всё, ложиться на палубу и лежа проходить мосты, перетаскивая оборудование по берегу, а на том конце опять собирать плот. Адская работа, хорошо, что мы были молодые и здоровые. Да, а самое главное нужно было не ошибиться и точно направить плот именно в самый широкий пролет, иначе… Мы однажды промахнулись, пролет был сужающимся, половина плота вошла и застряла. Титанических усилий нам стоило вытащить против течения тяжеленный наш плот. Мы пол дня после этого валялись без сил. Случился курьезный случай, впрочем, не один. Впереди очередной мост, мы прицеливаемся в самый большой пролет, он был единственным в который вообще проходил наш плот. Влетаем в этот пролет и застреваем, причем непонятно почему, вроде по габаритам нормально, а что-то не пускает. Начинаем искать, находим в воде на глубине 10 см от поверхности доску, торчит на полметра в сторону и не пускает плот. Что делать? Решаем отпилить, а другого выхода просто нет. И все бы ничего, но на мосту стоит деревянный шлагбаум, а возле него солдатик, часовой, видимо недалеко военная часть. Кроме того, сидит рыбак, рыбку удит. Часовой то нас не видит под мостом, а у рыбака мы на виду. Берем пилу и начинаем пилить доску под водой, вверх всплывают опилки. Рыбак посмотрел на это дело, свернул удочку и слинял. Мы и внимания не обратили, а зря. Минут через 15 прибегают два офицера: капитан и майор, и начинают на нас орать, что мы диверсанты, подпиливаем стратегический мост и, короче, нам хана. Нам честно было не до смеху, в те времена такие шутки плохо заканчивались. Но, правда, в те времена вояки были ещё с головой, и мы смогли объяснить им ситуацию, а самое главное – помог наш огромный транспарант по всему борту плота, на котором было написано "Радиоэкспедиция 40лет Победы".

На прицепеВообще этот плакат нас очень выручал. Похоже, если бы не он, мы вообще бы не смогли плыть. Дело в том, что за месяц до начала нашей экспедиции вышло постановление, запрещающее любой сплав неуправляемых судов, к которым мы как раз и относились. Поскольку мне была поручена роль шкипера, я учился, сдавал экзамены по судовождению. А тут бац, постановление. Мы пригорюнились, и хотели, было отменить экспедицию, но мне пришла в голову идея. Я предложил нарисовать плакат "Радиоэкспедиция 40лет Победы" утверждая, что нас ни одна зараза не тронет, так оно и получилось. А ведь несколько раз катера мчались к нам на перехват, но как только приближались на расстояние, на котором читался наш плакат, так сразу сбрасывали газ и приветственно махали руками, ведь куда попрешь против Победы. Расчет был точный. Мало того, за всю экспедицию мы сожгли не один десяток литров бензина. Мы не разу не покупали его, нас заливали бензином на всех лодочных станциях под завязку совершенно безвозмездно, сейчас в такое поверить сложно, но это так было. Мало того, подплывая как-то вечером к очередной лодочной станции мы услышали звуки маршей, я пошутил, мол, нас встречают. Ребята говорят – праздник, наверное, в городе. И каково же было наше удивление, когда оказалось, что это действительно встречали нас. Правда, во-первых, к тому времени мы уже были популярны, вышли статьи в газетах о нашей экспедиции, а во-вторых, на данной лодочной станции был Радиоклуб, и наши ребята не упустили возможности накрыть огромный стол. Мы были потрясены приёмом, накормили нас, напоили, и спать уложили. Хотя мы отказывались задерживаться даже на сон, так как выбивались из графика, но нас уговорили, сказав, что утром подцепят катером на буксир и побыстрей километров 20 протянут. Все так и было, подцепили нас катером и аккуратненько протащили 20 км, естественно быстрее, чем сплавом по течению. Но этот опыт с катером сыграл с нами в последствие злую шутку. Это еще один курьез.

Через некоторое время, когда мы вновь выбились из графика, на пути нам попался большой катер, который собирает с поверхности воды бревна, крупный мусор и т. д. А дело было уже вечером. Нам с борта катера мужики кричат, эй на плоту хотите, возьмем на буксир. Мы кричим в ответ – неплохо бы, и это была наша ошибка. Мы не увидели в сумерках, что мужики на катере были в дупель. Я кинул им 10мм капроновый шнур, на котором нас тащили ребята катером. На катере привязали его к корме, дали ход, трос лопнул. Нам бы тогда сообразить! Они кидают нам канат толщиной с руку. Мы привязываем его за бревно нашего плота, а дальше как в кошмарном сне. Катер дает ход, с такой силой дернув нас, что наш плот встал почти вертикально. Все что было на плоту посыпалось в воду, хорошо кто-то из ребят вцепился в стол и грудью держал аппаратуру. Правда, на трансивере стоял переносной телевизор, он перелетел через плечо парня и булькнул в воду, тот лишь взглядом проводил его. Но все остальное он спас. Я схватил топор и перерубил трос, плот плюхнулся в воду, а мужики дали по газам и улепетали. Понятно, какой, им вдогонку летел шквал слов благодарности от нас. Потери были ужасны! Деревянные ящики с провиантом мы выловили, но продукты испортились, сахар, соль, хлеб, макароны – все прахом. Из двух ведер выловили только одно, второе утонуло. А самое страшное, утонула специальная подставка и паяльная лампа. Про всякие телевизоры и другое барахло я не говорю – мелочи. В общем, это была катастрофа – идти ещё было минимум 10 дней, а чем и как питаться? И вот в данной ситуации помогли опять же радиолюбители, мы связались с ребятами и сообщили, что у нас беда. Вопрос был решен в течение двух дней. Наши товарищи привезли в расчётную точку паяльную лампу, ведро, и запас продуктов. Все-таки радиолюбительское братство – это классно! Мы даже не успели проголодаться, и продолжили путь, зализывая раны.

В лагереВся экспедиция заняла почти месяц, точнее – 3 с половиной недели. Прошли мы почти 700 км. Что мы делали в этой экспедиции кроме борьбы за выживание? Работали в эфире, кстати, в те времена нельзя было как сейчас просто прибавить к позывному /Р, это можно было сделать только с разрешением ГИЭ. Но самое главное, мы занимались популяризацией радиоспорта. По всему пути на берегах реки Клязьма, располагались пионерские лагеря отдыха. Мы заходили во все из них, читали лекции о радиоспорте. Проводили показательные радиосвязи, показывали красивые и редкие QSL-карточки. В общем, несли радиоспорт в массы. Было очень здорово."-->

ФедотовЯ хотел организовать повторную экспедицию, посвятив её 60-летию Победы, но пройдя на байдарке весь прежний маршрут, отказался от этой затеи. К сожалению, р. Клязьма так обмелела, что и на байдарке сложно пройти, а на плоту и думать нечего.

г. Гусь-Хрустальный, март 2008 г.

Во время радиоэкспедиции членами команды: Александром Коротиным UA3VGO, Михаилом Сучковым UA3VLT, Сергеем Придатченко UA3VLR, Вячеславом Сильченко RA3VX, Алексеем Федотовым UA3VFS, Любовью Федотовой UA3VKR, Сергеем Поспеловым UA3VJW, Игорем Рыбиным UA3VKT. проведено 6 119 QSO с 128 областями СССР и 81 страной по DXCC. В качестве операторов базовых радиостанций работали Владимир Филимонов UA3VOJ и Владимир Петров RA3VK. Радиоэкспедиция UZ3VWA/P закончила свою работу 18.07.1985 года в г. Гороховце.

Алексей Федотов UA3VFS